Пятница
19.01.2018
11:15
Профиль
Юнга Гость


Гость, мы рады вас видеть. Пожалуйста зарегистрируйтесь или авторизуйтесь!
Поиск по сайту
Миничат
Изображения
Рекомендуем
  • Верфь на столе
  • Armourbook
  • Modelsworld
  • В гостях у Ксандры
  • Рекламная пауза
    Кнопка


    [ Получить код баннера]
    Счетчик материалов
    Форум: 537/24038
    Галерея: 2256
    Статьи: 101
    Литература: 2153
    Чертежи: 420
    Каюта: 151
    Карта
    Статистика

    Онлайн всего: 3
    Гостей: 3
    Пользователей: 0

    Парусники

    Статьи

    Главная>Статьи> Флибустьеры. Часть 2
    Флибустьеры. Часть 2
       Дрейф

       О некоторых флибустьерах сохранилось столь мало сведений, что они больше напоминают анекдоты. Таков был Дрейф - самый необузданный игрок Карибского моря. 
       Вернувшись из похода с пятьюстами реалами, он не только спустил их за полночи игры, но еще и залез в долги . Подрядившись в новый поход, он, вернувшись, не только расплатился с долгами, но и выиграл тысячу двести реалов, с которыми решил вернуться в Европу. Однако на Барбуде, откуда суда уходили в Англию, он снова ввязался в игру. За ночь он выиграл в кости у еврея-купца 12 300 реалов, партию сахара, мельницу и двадцать рабов. Но за следующий день разоренный купец не только вернул потерянное, но и лишил Дрейфа его тысячи двухсот реалов и трости с золотым набалдашником. Купец, однако, проявил жалось и на свои деньги отослал Дрейфа на Тортугу, куда тот вернулся как раз вовремя, чтобы успеть на одно из судов, отходивших под началом Олоне в Маракайбо. Как и все участники, он возвратился из похода с полными карманами . 
       На его счастье, губернатор д'Ожерон встретил его в порту и выдал ему на всю сумму вексель на французский банк. Не имея возможности снова спустить деньги, Дрейф вернулся в родной Дьепп, где спокойно прожил много лет, не проявляя более склонности к азартным играм. Однако он все больше и больше тосковал по Карибскому морю. В конце концов он решил вернуться - но не успела его каравелла выйти из Ла-Манша, как на нее напали два испанских гукора. Во время этого сражения и погиб этот пират, только причудливыми изгибами своей судьбы заслуживший места в истории флибустьерства. 

       Генри Морган - властелин Флибустьерского моря 

       Генри Морган по праву считается самым знаменитым из всех карибских пиратов.Ему посвящены монографии и специальные главы во всех исторических исследованиях карибского пиратства, а писатель Рафаэль Сабатини во многом опирался на его историю при создании своего капитана Блада. 
       Генри Морган родился в 1635 году в графстве Монмут в Валлийской Англии. Когда ему было около двадцати лет, он решил перебраться в Вест-Индию, но, чтобы оплатить проезд, был вынужден несколько лет пробыть рабом на Барбадосе. В 1658 году Морган перебрался на Тортугу, где прожил пять лет, будучи рядовым разбойником . Однако в 1664 году его дядя полковник Эдвард Морган становится вице-губернатором Ямайки и Генри тут же отправился в Порт-Рояль. 
       Подобно Тортуге, Ямайка числилась колонией, но на самом деле была пиратской базой. Менее чем через год после прибытия в Порт-Ройял Генри Морган, благодаря протекции дядюшки, стал капитаном и владельцем корабля водоизмещением пятьдесят тонн с несколькими пушками на борту . Вместе с Моррисом и Джекманом, Морган захватил у мексиканского берега несколько испанских шаланд, груженных кампешевым деревом, а после разорил несколько испанских поселений, в числе которых был Рио-Гарта, захваченный в базарный день вместе со всеми товарами. После этого пираты проплыв по Сан-Хозе на индейских пирогах захватили Гранаду, которую спустя несколько лет изберет своей последней мишенью Олоне. 
       По возвращении Морган был назначен заместителем Эдварда Мансфельта, прославленного флибустьера, пожалованного званием адмирала . Однако их отношения не сложились, и в 1666 году Морган ненадолго осел на Ямайке, где женился и завоевал расположение пиратов невиданной щедростью. После таинственной смерти Мансфельта (поговаривали, что он был отравлен), Морган был назначен адмиралом и снова вышел в море 
       Следующими захваченным им городами стали Пуэрто-дель-Принсипе и Пуэрто-Бельо, разграбленные им в 1668 году. При штурме Пуэрто-дель-Принсипе Моргану удалось разгромить войско испанцев, вступившее с ним в битву в полном соответствии с военной наукой того времени, оказавшейся неприменимой в условиях пампы . При штурме Пуэрто-Бельо Морган заставил монахов и монахинь из окрестного монастыря под обстрелом нести лестницы к осажденным стенам . Если в Пуэрто-дель-Принсипе пиратам не удалось найти достойной их добычи, то Пуэрто-Бельо, где несколько раз в год проводились Золотые ярмарки, вознаградил их сторицей: двести пятьдесят тысяч золотых пиастров, сокровища церквей и монастырей, ювелирные изделия, драгоценные камни и богатые ткани плюс множество другого товара, плюс триста рабов. После возвращения пиратов, богатство Ямайки возросло по меньшей мере на треть. 
       Следующей мишенью Моргана оказался Маракайбо, на которое его навел известный флибустьер Пьер Пикардиец, уже побывавший там вместе с Олоне в 1666 году 
       Маракайбо и Гибралтар при приближении пиратов опустели. В течение пяти недель нападавшие разыскивали в пампе местных жителей, чтобы пытками вынудить у них признания в спрятанных кладах. За это время пираты не потеряли ни одного человека, но при возвращении Морган обнаружил, что три мощных испанских корабля заперли его в озере, блокировав узкий пролив, ведущий к морю. 3 мая 1669 года Морган нагрузил одну из барок грузом пороха и, подогнав вплотную к испанской "Магдалене", взорвал ее. Испуганный капитан второго испанского корабля приказал срочно причалить к берегу, а третий фрегат флибустьеры захватили, взяв в плен множество испанских солдат и офицеров. 
       Добыча в конечном счете оказалась огромной. Выкуп, драгоценности и рабы были оценены в двести пятьдесят тысяч реалов 
       Вершиной пиратской карьеры Моргана стал захват в 1671 году Панамы 
       Во главе войска в 1200 человек Моргана поднялся вверх по течению реки Чагрес и в конце января достиг Панамы. 18 января состоялась битва, в которую губернатор Панамы Гусман бросил 1200 солдат, 200 всадников и множество вооруженных рабов. Морган разместил своих воинов ромбом, что не позволяло атаковать его ни с тыла, ни с флангов. В упор расстреляв испанскую конницу, пираты обратили пехоту в бегство . В течение месяца Панама подвергалась разграблению и только 14 февраля 1671 года Морган отдал приказ покинуть город. Караван с добычей насчитывал 175 мулов, везших по некоторым оценкам ценностей на 750000 реалов . 
       Однако по прибытии на берег океана, Морган преднамеренно занизил сумму добычи, чем вызвал взрыв недовольства. Чтобы избежать бунта, ночью он на нескольких кораблях отплыл, бросив своих товарищей на произвол судьбы. 
       На Ямайке Моргана ждал триумф. Однако Испания заявила протест против разорения их города в мирное время и потребовала от Англии прекратить пиратство в Карибском море. В результате 4 апреля 1672 года Морган на борту фрегата «Велкам» отплывает в Лондон в качестве добровольного пленника . 
       Через три года Морган возвращается на Ямайку в звании вице-губернатора. В начале 1680 года он даже становится исполняющим обязанности губернатора и рьяно принимается за искоренение пиратства, обещая повестить или выдать испанцам любого захваченного им флибустьера . Однако в 1684 году после очередного казнокрадства Моргана освободили от всех занимаемых постов, а еще через год выходит английский перевод знаменитой книги хирурга Эксмелина о карибских флибустьерах (ей мы обязаны львиной доли сведений о пиратах того времени), где детально описаны подвиги Моргана. Бывший пират подает на издателей в суд за клевету, требуя моральной компенсации и выигрывает судебное дело. 
       В декабре 1687 года губернатором Ямайки назначают герцога Альбемарля, который хлопочет перед Лондоном о восстановлении членства Моргана в Совете острова. В июле 1688 года приходит благожелательный ответ. Однако Генри Моргн был уже тяжело болен; врач Ханс Слоун диагностировал туберкулез и цирроз печени, наступивший в результате злоупотребления алкоголем . У Моргана едва хватает сил доехать до здания Совета, выслушать решение и едва слышным, прерывающимся голосом ответить на поздравления. 
       25 августа 1688 года сэр Генри Морган умирает. Его тело было погребрено на кладбище Палисейд . 
       Морган застал рассвет пиратской Ямайки - всего через четыре года чудовищное землетрясение разрушит Пале-Рояль, навеки погрузив в волны Карибского моря пиратскую столицу. 

       Грамон, Ван Дорн и Де Граф: захват Веракрус и Кампече

       История пиратства часто сводит вместе людей различного склада, объединяя их истории в одну. Так было и с Грамоном, ван Дорном и де Графом, тремя флибустьерами, имевшим разные судьбы, но неразрывно спаянными совместным походом на Веракрус . 
       Ван Дорн начал свою карьеру в качестве французского капера в европейских водах, однако вскоре стал грабить все встречные суда, не разбирая их флагов . Вынужденный бежать в Карибское море от кораблей Людовика XIV, он нанялся к испанцам охранять караван галионов, два из которых и захватил при первом удобном случае. После этого ему ничего не оставалось как пойти в флибустьеры. 
       Лоран де Граф поначалу тоже работал на испанцев, но со временем переметнулся к флибустьерам . Он слыл человеком благовоспитанным и утонченным, а на борту своего судна держал струнный оркестр, игравший за обедом и ужином. Де Граф также был прекрасным артиллеристом - однажды он прошел между двумя испанскими военными кораблями, прицельным огнем сея смерть на их борту. 
       Не уступал своим компаньонам и Грамон. В четырнадцать лет он убил на дуэли ухажера своей сестры, который верный дворянской чести, оставил все свое состояние семье Грамона и перед смертью успел сказать, что пал в честном бою. Таким образом, Грамон избежал тюрьмы, но был отправлен в школу юнг, где и овладел основами навигации. 
       Вскоре он вооружил потрепанный фрегат и перехватил на траверзе Мартиники голландскую купеческую флотилию, захватив богатую добычу в 400000 ливров. Свою законную пятую часть он спустил за неделю и в последний день, поставив на кон оставшиеся 2000, выиграл столько, что мог снарядить на эти деньги пятидесятипушечный корабль . Крепко сбитый шатен невысокого роста, с живым взором и хорошо подвешенным языком стал кумиром флибустьеров. 
       Еще до похода в Веракрус Грамон прославился захватом Маракайбо (1678) и Куманы (1680), и, хотя в обоих случаях добыча была невелика, Грамон заслужил прозвище "генерала" 
       Веракрус, который эти трое пиратов вознамерились захватить в 1683 году, был добросовестно укреплен испанцами: гарнизон насчитывал три тысячи солдат, а еще 600 человек постоянно жили в цитадели Сан-Хуан д'Ульоа, контролировавшей вход в гавань . У флибустьеров было семь кораблей и 1200 человек. Тем удивительнее, что город удалось захватить почти без единого выстрела: испанцы не ожидали нападения и опомнились, только когда пираты уже хозяйничали на улицах Веракрус. Грабеж длился сутки, после чего Грамон запросил за пленных выкуп в миллион, который и был им получен. Через четыре дня все было готово к отплытию - и в этот момент на горизонте показался испанский флот из семнадцати кораблей. Одновременно с этим стало известно, что с суши к городу подходит испанский полк. Пираты успели погрузиться на корабли и, отсалютовав приближающемуся флоту, выйти из гавани до того, как испанцы сообразили что к чему. При этом флибустьеры захватили с собой еще полторы тысячи пленных, за которых рассчитывали получить дополнительный выкуп (большинство из них, правда, умерло в пути от жажды - запасы воды были невелики) . При дележе пленных поссорились Лоран де Граф и ван Дорн; после дуэли на саблях раненный в руку ван Дорн умер от заражения крови. 
       Следующей операцией пиратов был захват Кампече (1685), жители которого, по слухам, сказочно разбогатели на торговле ценным кампешевым деревом . На этот раз город был захвачен с боя, войска испанцев разбиты, а против расставленных на улицах пушек Грамон применил размещенных на крышах снайперов - тактика, применяющаяся и поныне. В итоге потери флибустьеров составили всего несколько человек. Через три дня без боя сдалась городская цитадель - все защитники сбежали и остался только один офицер, посчитавший зазорным покинуть пост. Восхищенный Грамон пригласил его отобедать и велел не трогать его имущества. 
       Однако за время боев горожане успели убежать в пампу, спрятав свои деньги. Пираты отлавливали беглецов, но Грамон, воздерживавшийся в отличие от Моргана или Олоне от пыток, так и не нашел спрятанных сокровищ. 
       Около двух месяцев флибустьеры пировали в городе, а в это время губернатор Мериды, не решаясь напасть на пиратов, атаковал их патрули. Однажды ему удалось захватить несколько пленных, но на предложение поменять их на знатных людей Кампече, он ответил, что «у Испании достанет денег, чтобы отстроить город, если вы сожжете его, и людей, чтобы заселить его заново». 
       Взбешенный Грамон в присутствии парламентеров казнил пятерых заложников и пообещал казнить оставшихся и спалить город. Губернатор стоял на своем, и тогда флибустьеры отметили день св. Людовика грандиозной иллюминаций, во время которой сожгли на 200 000 пиастров драгоценного кампешевого дерева, которое не могли увезти с собой . Заложников Грамон отпустил и 29 августа 1685 года флибустьеры вышли в море. 
       Два месяца назад, когда пираты предприняли захват Кампече, между Францией и Испанией не было войны, и потому Грамон опасался неприятностей на Тортуге . Однако за это время испанцы несколько раз захватывали французские корабли, и, потому, задним числом захват оказался оправдан. Грамону был предложен пост королевского наместника южной провинции Санто-Доминго, а де Граф был помилован за убийство Ван Дорна и назначен начальником полиции острова. При этом губернатор де Кюсси считал, что умело нейтрализовал двух знаменитых флибустьеров. 
       Однако перед тем как приступить к своим новым обязанностям, Грамон решил совершить последний поход. В октябре 1686 года он отчалил с Тортуги на трех кораблях - и больше его никто не видел. 

       Александр Железная Рука

       Великая эпоха флибустьерства породила не только великих пиратов, таких как Морган или Олоне, но и множество морских разбойников, слава которых была не столь велика, но все же достаточна, чтобы о них сохранилась память. 
       Одним из таких флибустьеров был француз Александр, прозванный за свою силу Железной Рукой. Благодаря своей выдержке и мужеству, он выходил невредимым из самых безнадежных ситуаций. 
       Во время бури молния попала в пороховую камеру его корабля "Феникс". Немногие спасшиеся пираты выбрались на ближайший остров, населенный дикими индейцами, от которых им приходилось отбиваться . Александр, однако, приказал взять нескольких пленных и устроил любопытную демонстрацию: натянув буйволиную шкуру, он велел индейцам стрелять по ней из луков, а когда стрелы не смогли даже поцарапать поверхность, расстрелял шкуру из ружья. После этого Александр объяснил, что все его товарищи такие же силачи и отпустил индейцев. С тех пор набеги прекратились. 
       Через некоторое время показался испанский корабль. Несмотря на то, что некоторые пираты хотели добровольно сдаться, лишь бы избежать голодной смерти на острове, Александр уговорил их напасть на судно. Силы были несоизмеримы, но испанцы снарядили небольшую экспедицию к берегу за водой и пиратам удалось перебить их всех. Выстрелы не всполошили оставшихся на борту, уверенных, что произошла стычка с индейцами, и потому Александр и его товарищи, переодевшись в испанское платье, легко достигли корабля и захватили его. Оставив в живых несколько матросов, чтобы они помогли управлять кораблем, пираты отправились на Тортугу, где и продали весь находившийся на борту груз. 

       Бартоломео Португалец

       Удача в бою и на море не всегда обеспечивала пирату безбедную старость. Подтверждение тому - история Бартоломео Португальца, имя которого наводило ужас на испанцев в середине семнадцатого века. 
       Отплыв вместе с тридцатью товарищами с Ямайки, Бартоломео вскоре повстречал хорошо вооруженный испанский корабль, на котором было семьдесят солдат, не считая экипажа и пассажиров. Тем не менее, со второго захода пираты захватили судно. Однако они не могли вернуться на Ямайку из-за встречного ветра, а по пути дальше они встретили три испанских корабля. Уйти от них флибустьерам не удалось и все они были захвачены в плен. 
       Буря разметала испанские суда, и флагман, на котором находились пленники, прибыл в Кампече один. Услышав разговор капитана с судьей, требовавшем повесить пиратов утром, Бартоломео перерезал горло часовому и доплыл до берега. Так как плавать он не умел, то прихватил с собой два пустых кувшина, плотно заткнутых пробкой, которыми воспользовался как поплавками. 
       Две недели Бартоломео пробирался по берегу, прячась от испанцев и терпя мучительный голод. В конце концов он добрался до залива Тристе, где встретил пиратский корабль с Ямайки. По его просьбе капитан дал ему каноэ и двадцать человек. Через неделю темной ночью пираты достигли Кампече и прокрались на борт однажды уже захваченного ими судна . Бартоломео поднял паруса и вышел в море. 
       Однако недалеко от острова Пинос корабль налетел на рифы и пираты вернулись на Ямайку в каноэ. Последующие походы тоже не принесли Бартоломео удачи и он умер в глубокой нищете. 

       Капитан Шарп и переход через Панамский перешеек

       Одной из самых колоритных фигур флибустьерской эпопеи был капитан Шарп, прославившийся не столько в качестве одного из организаторов перехода через Панамский перешеек, сколько как герой нескольких анекдотических и несуразных историй . 
       5 апреля 1680 года пиратский отряд общей численностью около четырехсот человек отправился через джунгли на запад. Этот переход во многом стал возможен благодаря поддержке местных индейцев, у которых с испанцами были свои счеты. 
       Небольшой город Санта-Мария пираты без особых потерь взяли штурмом . Добыча, однако, была невелика - золото, добытое в находившихся неподалеку копях, за три дня до нападения переправили в Панаму. Пираты решили повторить подвиг Моргана и взять Панаму штурмом, а небогатую добычу, захваченную в Санта-Марии, пираты отправили под охраной обратно через перешеек. 
       Жители Панамы, однако, оказались предупреждены о приближении флибустьеров, и потому идею о штурме города пришлось оставить. Вместо этого пираты вступили в битву с тремя испанскими галионами, многократно превосходящими их по вооружению и живой силе. Однако, благодаря храбрости и умению, флибустьерам удалось взять испанские суда на абордаж. 
       В исторической битве не участвовал только капитан Бартоломью Шарп, который в это время занимался грабежом жемчужного промысла. Кроме того, на маленьком острове его спутники отыскали вино, а сам Шарп - прекрасную испанку, и потому не спешил к сражению . 
       На следующее утро после победы пираты разделились . Семьдесят человек во главе с адмиралом Коксоном ушла, а оставшихся возглавил адмирал Соукинс. Через некоторое время пираты захватили корабль, везший в Панаму жалованье и каждому досталось по двести сорок семь монет. Вдохновленный успехом, Соукинс предпринял попытку взять штурмом небольшой городок Пуэбло-Нуэво, однако попытка оказалась неудачной и сам адмирал погиб . Вместо него отряд возглавил Шарп, пообещавший, что каждый пират вернется из похода с тысячью фунтов стерлингов добычи. 
       Впрочем, еще семьдесят пиратов откололось после его избрания и, погрузившись на трофейный корабль, покинули лагерь. Дальнейшие события показали, что они были по-своему правы: командиром Шарп оказался никудышным и вместо того, чтобы захватывать корабли и города, увлек пиратов бесплодными поисками сокровищ Дрейка. Через два месяца пираты сместили его, выбрав адмиралом Джона Уотлинга. Это случилось на острове Хуан-Фернандес, где отплывающие в спешке пираты забыли индейца Уильяма, прожившего в одиночестве несколько лет, пока его не обнаружили корабли Дэвиса и Свана . 
       Уотлинг решил захватить штурмом город Арику, но имея в распоряжении всего сто сорок человек, потерпел сокрушительное поражение, погибнув во время штурма. Так Шарп второй раз стал адмиралом . 
       В течение нескольких недель после этого он крейсировал у берегов Южной Америки на галионе "Троица". Ему удалось захватить богатый корабль "Святой Петр", а потом и еще один - "Святой Росарио", история, связанная с которым, сделала Шарпа предметом насмешек всех пиратов Карибского моря. Забрав с корабля вино и сундуки с серебряными монетами, люди Шарпа обнаружили в трюме слитки какого-то белого металла, который они приняли за олово. Флибустьеры уже собирались погрузить его на свой корабль, когда адмирал заметил на захваченном корабле испанскую даму, которая упросила его отпустить корабль без дальнейшего разграбления . Шарп решил ограничится сундуками с монетами и взял только один слиток, чтобы лить из него пули. 
       Первый же человек, увидевший слиток в Антигуа, понял, как обманули Шарпа: в трюмах "Святого Розарио" был... крупнейший груз серебра, когда-либо попадавший пиратам в руки. Говорили также, что прекрасная дама получила от хозяев серебра богатое вознаграждение. 
       Путешествие Шарпа продолжалось еще несколько месяцев. Он провел свой галион вокруг мыса Горн и добрался до Вест-Индии, где, опасаясь Моргана, охотившегося за своими бывшими товарищами, пираты оставили корабль и на других судах добрались до Англии . Там по требованию испанского посла все они были арестованы. Однако Шарп нанял адвокатов, которым удалось доказать, что их действия были защитой от нападений испанцев, и пиратов оправдали. Дальнейшая судьба Шарпа неизвестна, но, судя по всему, он благополучно жил в Англии на награбленное испанское золото. 
       После того как в 1680 году капитан Шарп вышел к Тихому океану, перейдя Панамский перешеек, восточное побережье Америки все больше и больше манило флибустьеров - тем более, что стараниями перешедшего на королевскую службу Моргана, в Карибском море становилось неспокойно. 
       Весной 1684 года сразу несколько команд флибустьеров вышли в Тихий океан. На трех кораблях Магеллановым проливом прошли капитаны Итон, Сван и Джон Кук; сушею добрались четыреста французов во главе с Гронье . Эта, насчитывающая несколько тысяч человек пиратская армия, в течение последующих четырех лет неоднократно распадалась и вновь объединялась, и потому затруднительно в одной статье описать все их приключения. 
       Так, капитан Итон со временем отправился в Индийский океан, через некоторое время за ним последовал Сван, на корабле которого плыл и Дампир . Их похождения подробно описаны в соответствующих статьях. Джон Кук умер в заливе Никоя и после него капитаном стал Эдуард Дэвис. Вскоре пираты еще раз разделились: большая часть англичан осталась с Дэвисом, а часть, вместе с Тоунли, присоединилась к французам, возглавляемым Гронье. 
       Корабли пиратов не позволяли им далеко удаляться в море, и потому они плавали вдоль побережья, изредка грабя небольшие города без особой для себя выгоды. Наконец в апреле 1686 года Гронье и Тоунли захватили Гренаду, находившуюся на берегу озера Никарагуа. Но жители успели покинуть город, не оставив пиратам никакой добычи. 9 июня пираты снова разделились, Тоунли пошел на Панаму, где погиб 22 июля, а Гронье продолжал крейсировать в прибрежных водах, пока снова не объединился с остатками отряда Тоунли. Сам Гронье погиб при штурме эквадорского города Гуаякиля в апреле 1687 года . Там флибустьерам удалось захватить огромную добычу в жемчугах, золоте, серебре и 70000 пиастров. По обыкновению пираты взяли заложников и потребовали выкуп, который был выплачен далеко не полностью. Однако испанцы уже стянули войска, и потому пиратам пришлось покинуть город. 
       Вскоре они встретили капитана Дэвиса, с которым расстались два года назад. После долгих приключений пираты прибыли в порт Салина-Крус в заливе Теуантепек. Припасы были на исходе, и, несмотря на то, что город защищал трехтысячный отряд, сто восемьдесят пиратов решились на штурм . Час пираты бились стоя по пояс в разлившейся реке, а потом решительным штурмом захватили город. 
       Вскоре настала пора снова разделиться. Капитан Дэвис вернулся домой через Магелланов пролив, захватив по пути еще несколько судов и взяв такую большую добычу, что каждому из пиратов досталось по 5000 пиастров . 
       Другой отряд направился к Калифорнии, потерял в бурю свой корабль и после долгих мытарств на маленькой барке повернул к Магеллановому проливу . В Арикской гавани пираты захватили груженный серебром корабль, который, тем не менее, вскоре потерпел крушение. Только часть серебра удалось спасти. В конце концов на двух шлюпках пираты поднялись вдоль Бразильского побережья до о. Кайены, откуда часть отправилась на Санто-Доминго, а часть вернулась во Францию. 
       Еще одна группа пиратов достигла Африки и два года жила в изобилии. В конце концов они захватили голландский корабль с грузом золотого песка и отправились на Санто-Доминго . 
       Но больше всего приключений выпало на долю пиратов, решившихся возвращаться через Панамский перешеек. 

       Возвращение капитана Пикара

       После четырех лет разбоя в водах Тихого океана, 2 января 1688 года 284 пирата, возглавляемые капитаном Пикаром, начали беспримерный переход через панамский перешеек к родным Карибским водам . Допросив пленных, решили идти через Новую Сеговию. Однако когда разведчики сообщили, что поблизости находится отряд в шесть тысяч испанцев, большинство пиратов отказалось идти дальше. Только восемнадцать смельчаков продолжили путь на свой страх и риск. Через несколько дней они внезапным натиском захватили город Чоултек, четрые сотни жителей которого не оказали им ни малейшего сопротивления. Вскоре удачливые пираты соединились со своими товарищами 
       Чтобы отрезать себе путь к отступлению, пираты сожгли свои корабли. Добычу поделили, причем каждому досталось около двух тысяч пиастров. 
       Путь через джунгли был труден. Местные жители поджигали траву и устраивали завалы, отводили скот вглубь страны, оставляя, тем самым, пиратов без продовольствия. Однажды пираты наткнулись на засаду испанцев, преграждавшую им дорогу. Ночью им удалось вскарабкаться по отвесным скалам и с рассветом напасть на врагов с тыла. Флибустьеры потеряли всего несколько человек, тогда как насчитывавший несколько сот человек отряд испанцев был почти весь уничтожен . 
       На шестнадцатый день похода Пикар и его пираты достигли наконец берега реки Магдалены, называемой также Коко. Огромное количество водопадов делало ее почти непроходимой. Тем не менее, пираты построили специальные ящики, вроде коробов и бочек, в которых и сплавлялись вниз по реке, ежедневно теряя в ее водах несколько человек . К прочим злоключениям прибавился голод - конина протухла, а мушкеты заржавели, сделав охоту невозможной. Кроме того, многие пираты во время частых аварий лишились почти всего награбленного имущества. 
       20 февраля пираты достигли той части, где река разливалась. Там они построили несколько лодок, на которых 9 марта достигли устья реки. Вскоре их подобрал английский корабль с Ямайки и доставил в родные места. 

       Последние флибустьеры - Чернобород, Льюис, Лоу и Флай

       Флибустьерство классического толка угасло на Санто-Доминго и Ямайке к концу семнадцатого века, а Утрехтский мир (1713) между Англией, Францией и Испанией, узаконив раздел Нового Света, превратил последних флибустьеров в обыкновенных пиратов: отныне им не от кого было получать жалованных грамот . 
      Изгнанные с Тортуги и Ямайки пираты искали новые базы. Одной из них стал остров Нью-Провиденс, один из Багамских островов. Однако и туда в июле 1718 года добрались корабли Георга I, предложившего пиратам ультиматум - раскаяние либо петля. Глава флибустьеров Дженнингс посоветовал согласиться на предложенные условия - нескольких строптивцев повесили, а остальные, переждав немного, вернулись к своему промыслу, подыскав другую базу. 
       Среди пиратов, загодя покинувших Нью-Провиденс, был и знаменитый Эдвард Тич по прозвищу Чернобород. Его борода спускалась до пояса и для удобства он заплетал ее в косички и украшал ленточками . Его любимым развлечением было погасить свечи во время пьянки и начать наугад палить в присутствующих из пистолетов. 
       Несколько лет Чернобород со своей бандой разорял побережье Северной и Южной Каролины , до тех пор, пока в ноябре 1718 года не встретил фрегат лейтенанта Роберта Мэйнарда . Во время абордажного боя Чернобород погиб . 
       Именно в это время флибустьеры рассеялись по миру, и хотя основными местами их подвигов было Атлантическое побережье будущих США, они часто достигали Африки и даже - через Мадагаскар - Индии. Среди самых известных пиратов того времени были Льюис, Лоу и Флай. Льюис был круглый сирота - в десятилетнем возрасте его нашли на палубе захваченного пиратского судна - и своим покровителем считал не Бога, а дьявола, которому ежевечерне молился. Лоу, подобно Олоне за полвека до него, прославился своей жестокостью . Историк свидетельствует, что он чаще убивал людей «ради хорошей шутки, чем во гневе или из необходимости». Флай больше всего прославился среди пиратов отборной руганью и богохульством - известность, которую нелегко заслужить в подобной среде. 
       Судьба большинства этих поздних флибустьеров, плававших под флагами со скелетами и черепами, была незавидно. Если они не погибли в боях, то кончали свою жизнь на виселице или умерли от болезней и пьянства. 

       Барталомью Робертс

       Последним из "великих пиратов", разбойничавших в начале восемнадцатого века в Атлантическом океане, был Бартоломью Робертс, на счету которого было рекордное количество захваченных кораблей - около четырехсот . 
       Шхуна, на которой он был капитаном, была в 1719 году захвачена пиратами и ему ничего не оставалось как примкнуть к ним. После гибели пиратского капитана во время одной из африканских экспедиций, Робертс занимает его место и, вскоре, окончательно завоевывает уважение команды, захватив португальский корабль, стоящий на рейде у берегов Бразилии в составе большой флотилии. 
       На своем корабле Робертс ввел строгую дисциплину. Запрещалось пьянство и драки, нельзя было проводить на борт женщин. Пираты, желавшие выяснить отношения, должны были, как велели позабытые флибустьерские правила, сойти на берег и драться по всем правилам. Победитель должен был лично доложить капитану о результате . 
       Робертс даже пытался уговорить захваченного в плен священника остаться на судне, дабы спасать души пиратов . К чести Робертса, после того, как священник отказался, он высадил его в ближайшем порту целым и невредимым. 
       Своими бесчинствами в районе Антильских островов Робертс причинял заметный вред торговле. Так, весной 1721 года он в один день захватил одиннадцать кораблей. У него не доставало людей, чтобы управлять ими, и потому он потребовал с каждого выкуп восемь фунтов золота. Один из капитанов отказался платить, и Робертс приказал сжечь его судно, вместе с грузом невольников, находившихся на борту. 
       В конце концов, в погоню за Робертсом отправился капитан Огл, ставший позже адмиралом английского флота. 10 февраля 1722 года у берегов Африки разыгралась последняя битва . Осколок пушечного ядра попал Робертсу в горло и он умер. В знак уважения Огл устроил пирату почетные морские похороны - что, впрочем, не спасло его товарищей. В апреле 1722 года все сорок два захваченных в плен пирата были по решению суда повешены. 

    Ситцевый Джек, Анна Бонни, Мэри Рид

       Первая четверть восемнадцатого века - закат эпохи флибустьеров - не дала истории пиратства столь крупных фигур как Морган или Олоне, но зато прославила несколько необычных и своеобразных пиратов. В их числе были и женщины. 
       Лучше прочих известна жизнь Анны Бонни и Мэри Рид. Анна, внебрачная дочь плантатора из Южной Каролины, с детства отличалась необузданным нравом: в тринадцать лет она ударила ножом служанку, а вскоре после смерти матери убежала из дома с матросом Джеймсом Бонни на Нью-Презенс, тогдашнюю пиратскую базу. Вскоре она оставила Бонни (по некоторым сведениям возмущенная тем, что он был шпионом правительства) и ушла к пирату Джону Рэкему, известному под прозвищем Ситцевый Джек и ранее плававшего с Чарльзом Вейном, тоже известным пиратом. 
       Переодетая матросом, она принимала участие во всех пиратских операциях наравне с мужчинами и вскоре нашла себе достойную подругу. 
       Мэри Рид была незаконной дочерью жены одного моряка, прижившей ее в отсутствие мужа. Может быть, чтобы скрыть грех, под видом мальчика ее отдали в обучение. В тринадцать лет Мэри сбежала и стала юнгой на военном корабле. Она воевала во Франции и Голландии, сначала в форме пехотинца, потом кавалериста. Раскрыв тайну своего пола, она вышла замуж, овдовела и опять вернулась к мужской одежде, но дезертировала и нанялась матросом на корабль, который вскоре захватил Ситцевый Джек. 
       Не открывая своего пола, Мэри присоединилась к пиратам, но вскоре случай раскрыл ее тайну. Среди флибустьеров был молодой матрос, понравившийся Мэри. Однако однажды во время поединка он не проявил должной храбрости и, чтобы освободиться от злосчастного чувства, Мэри сама вызвала его на бой. Только перед смертью пират узнал, что его убийцей была женщина . 
       Вскоре Мэри нашла себе достойного возлюбленного, и на борту бригантины плавали две счастливые пары. Обе девушки ничем не уступали мужчинам во время схваток и пользовались уважением команды. 
       Но 2 ноября 1720 года английский крейсер атаковал судно Ситцевого Джека. Побежденную бригантину привели на буксире к Ямайке, все пираты были приговорены к виселице. Однако Анна и Мэри избежали позорной смерти, сознавшись в своей беременности. Законы того времени не позволяли убить младенца вместе с матерью, и им была дана отсрочка. 
       Мэри умерла в тюрьме накануне родов, свалившись в сильной горячке. Анна оказалась более счастливой и вышла на свободу: возможно, благодаря королевскому помилованию, а может быть - в результате хлопот ее отца. Дальнейшая судьба ее неизвестна. 
       В историю пиратства Анна вошла еще и благодаря своему последнему свиданию с Ситцевым Джеком. Считая, что пират не проявил должного мужества, она повернулась спиной к своему возлюбленному и сказала: - Если бы ты сражался как мужчина, тебя бы не вздернули как собаку.

    Источник информации:http://www.pirat.ru
    Категория: Пираты | Просмотров: 4155 | Добавил: moops | Теги: Пират, Железная Рука, Генри Морган, Грамон, Пикар, Шарп, Ван Дорн, Де Граф, дрейф, Бартоломео | Рейтинг: 1.0/1
    Всего комментариев: 0
    avatar
    Rambler's Top100