Пятница
19.01.2018
11:12
Профиль
Юнга Гость


Гость, мы рады вас видеть. Пожалуйста зарегистрируйтесь или авторизуйтесь!
Поиск по сайту
Миничат
Изображения
Рекомендуем
  • Верфь на столе
  • Armourbook
  • Modelsworld
  • В гостях у Ксандры
  • Рекламная пауза
    На рулетки для собак flexi сегодня скидки в нашем магазине товаров для животных




    Кнопка


    [ Получить код баннера]
    Счетчик материалов
    Форум: 537/24038
    Галерея: 2256
    Статьи: 101
    Литература: 2153
    Чертежи: 420
    Каюта: 151
    Карта
    Статистика

    Онлайн всего: 2
    Гостей: 2
    Пользователей: 0

    Парусники

    Статьи

    Главная>Статьи> Морская тактика во второй англо-голландской войне
    Морская тактика во второй англо-голландской войне
       После Реставрации 1660 г. Англия стала могущественной морской державой. Таких военно-морских сил в это время не имела ни одна другая страна. 41 -летний принц Руперт (Rupert) — двоюродный брат короля — к тому времени помимо сражений на суше (в Германии, Фландрии и Англии) четыре года участвовал в операциях на море у берегов Ирландии, Португалии, на Средиземном море и в Вест-Индии. 42-летний генерал Монк, ставший теперь герцогом Олбемарлом (Albemarle) и генерал-капитаном сухопутных сил, уже приобрел боевой опыт в сражениях во время Первой англо-голландской войны. 35-летний полковник Эдуард Монтегю (Montagu), рыцарь ордена Подвязки и герцог Сэндвич (Sandwich), имел звание второго морского генерала при Блэйке в 1656 г. 39-летний Уильям Пенн — вице-адмирал флота — был вторым генералом при захвате Ямайки. Он был одним из самых опытных морских офицеров страны. И лишь «Лорд Высокий адмирал» Джеймс, герцог Йоркский, не имел никакого военно-морского опыта. Тем не менее его личная проницательность и участие на командных постах в сражениях во Франции и Испании позволяли считать его хорошим морским командиром и администратором.

       В течение осени 1664 г. английский флот готовился в Портсмуте, и 9 ноября Джеймс прибыл туда, чтобы принять над ним командование. Тремя днями позже он разделил флот на три эскадры, а 16—22 ноября он издал новые сигнальные и боевые инструкции. Инструкции по кораблевождению были точно такими же, как изданные раньше во времена Республики, лишь с небольшим изменением в нумерации и замене слова «адмирал» на «генерал». Введены были дополнительные сигналы по плаванию днем и ночью. «инструкции по лучшей организации флота Её Величества для боя» состояли из 16 статей почти таких же, как и изданные при Республике. Разница лишь в том, что статьи 2 и 3 ранее были опубликованы под цифрой 3 в «Инструкциях Республики». В них вместо обычных приказов капитанам: «Держать линию» и «Идти в кильватер адмиралу» были требования капитанам: «Держать место и строй в соответствии с приказами, полученными ими ранее по боевому строю» (статья 2) и «Сражаться с противником в заранее предписанном строе» (статья 3). Совершенно ясно, что порядок, в котором корабли должны держать свое место в линии баталии, должен быть определен до встречи с противником. Было также решено, что ограничение, налагаемое «Инструкциями Республики» по захвату призов, оказалось недостаточно эффективным, чтобы предотвратить нарушения тактического порядка флота в критические моменты. Статья 10 этих инструкций требовала сожжения или потопления их экипажей так, чтобы «наши собственные корабли не были повреждены и чтобы никакие работы по отправлению людей и шлюпок с кораблей не прерывались». Новые боевые инструкции теперь требовали, чтобы «корабли, бросившиеся в погоню за судами противника в течение боя, не оставляли их, не захватывали, не зажигали поврежденные вражеские корабли до тех пор, пока не отпадет необходимость в более важных действиях; они должны ожидать приказы флаг-офицеров для исполнения этого, пока те не сочтут подходящего для этого момента».

       Новыми в инструкциях герцога Джеймса были две последние статьи — 15-я и 16-я. В них говорилось о формировании кильватерной линии на левом и на правом галсах. А капитанам запрещалось вести огонь до тех пор, «пока их корабли не придут на расстояние хорошего выстрела». В противном случае им грозил военный суд.

       К инструкциям прилагался порядок мест кораблей в эскадрах, что можно считать ранним образцом флотской организации. Хотя герцог Лоркский лишь упомянул об эскадрах, можно предположить, что организация совершенствовалась и дальше, и каждая эскадра в свою очередь разделялась на отряды девятью флаг-офицерами. Реальный боевой порядок также оговаривался, предоставляя каждому кораблю его место в линии. Доказательством этому является то, что 1 февраля 1665 г. Сэндвич вышел из Даунса в море в составе 15 кораблей, то есть в количестве, установленном четырьмя боевыми инструкциями. Они состояли из пяти ненумерованных сигналов и статей. Первый сигнал давался для формирования колонн на траверзе с каждой стороны адмиральского корабля «при подобных обстоятельствах». Имелся еще отдельный приказ Джеймса по всему стоящему в Портсмуте флоту. Второй и третий сигналы давались для формирования колонны впереди траверза по левому или правому борту. Четвертый сигнал определял «место каждого корабля в назначенном строю». Пятая статья — это инструкция малым кораблям, которые должны держаться с неподбойной стороны боевой линии и прийти за корму адмирала по данному им сигналу.

       Смысл первого сигнала надо понимать так: капитаны, которые не в состоянии занять свое точное положение в линии, должны постараться сделать это в меру своих возможностей. Статья указывает на то, что если капитанам трудно занять свое место в строю, то пусть по крайней мере они оказывают друг другу взаимную помощь. Во время Сэндвича боевое построение было чем-то новым, так как каждому кораблю определялось его место в линии. Капитаны, которым было трудно занять свое место в линии, могли встать в строй так, как они это могут. Лишь много позже капитаны, уверенные в своем профессионализме, могли использовать эту возможность.

       Английский флот был на якорной стоянке на Темзе, когда 23 марта 1665 г. герцог Йоркский прибыл туда принять командование. В течение апреля вся боевая организация была пересмотрена. Теперь флот был сведен в три эскадры под командованием герцога Йоркского, принца Руперта и Сэндвича. Был утвержден и боевой распорядок. Из него видно, что принцип поддержки каждого флагмана двумя сильными мателотами принят еще не был. Более того, пять из шести мателотов трех флагманских кораблей оказывались по артиллерийскому вооружению слабее их. Они получали помощь и защиту от более сильных флагманов, нежели сами, и оказывали им поддержку. Действовали они скорее как вспомогательные корабли. То же можно сказать и о мателотах дивизионных, вице- и контр-адмиралов, хотя в этом случае разница в вооружении была не столь значительна. В Белой эскадре принца Руперта его вице- и контр-адмирал шли третьими в строю своих дивизий. В Синей эскадре Сэндвича вице- и контр-адмиральские корабли были вторыми. Это безусловно отражало стремление усилить огневую мощь в оконечностях каждой колонны. Восемью годами позже об этом говорил и адмирал Эдуард Спрэгг (Spragge).

       Первого апреля 1665 г. герцог Йоркский издал инструкцию по флоту, очень похожую на прежнюю, республиканскую. А 10 апреля добавил к ней инструкцию «О наилучшем построении флота Его Величества в бою». Эти инструкции, по существу, являлись переизданием инструкций от 22 ноября. Но 18 апреля они были усилены десятью «Дополнительными инструкциями для сражения». По-видимому, их публикация была предпринята с целью дать флоту лучшее представление о боевых порядках и одновременно установить некоторые весьма простые тактические принципы. Командиров доходчиво инструктировала статья 1: «Стремиться к построению линии баталии и всяческими силами сохранять этот порядок в бою в соответствии с приказом, отданным перед сражением». Статья 4 предписывала кораблям сражаться на расстоянии полукабельтова в «подходящих походных условиях». Статьи 2 и 3 рекомендовали: «...Если флот находится с наветренной от противника стороны, то передовая дивизия направляется на головной корабль противника». Если же флот находится с подветренной стороны, то «командиры стремятся выйти на линию как можно ближе к ветру». Статьи 6 и 8 определяли, что тактическое единство флота не должно нарушаться ни в случае боевых повреждений, ни попытками взять поврежденный вражеский корабль.

    Статья 6. «Никакой корабль флота Его Величества не должен преследовать какую-либо незначительную группу вражеских кораблей до тех пор, пока главная часть вражеского флота не будет подавлена или не обратится в бегство».

    Статья 7. «Никакой корабль не направляется в погоню, не получив флажного сигнала на это от адмирала. Все корабли, ушедшие в погоню, должны вернуться к ночи в свои отряды».

    Статья 8. «Поврежденным кораблям, но не подвергающимся опасности затонуть или быть захваченными, оказывают помощь концевые корабли». Остальные же продолжают громить противника, чем и оказывают эффективную помощь пострадавшим кораблям.

       В четырех или пяти предыдущих инструкциях сказано, что помощь поврежденному кораблю оказывает ближайший к нему корабль.

       Двумя днями позже герцог Йоркский к своим инструкциям добавил «Распоряжение капитанам брандеров, малых фрегатов и кечей» . Это была лишь пересмотренная инструкция от 29 марта 1652 г., но более детализированная и написанная с использованием более чет -кой терминологии. Каждому члену экипажа брандера, напавшего на 40-пушечный вражеский корабль и поджегшего его, выплачивалось вознаграждение в 10 фунтов стерлингов, а капитан брандера получал золотую медаль. При уничтожении флагманского корабля противника вознаграждение удваивалось. Те же, кто из экипажей судов противобрандерной флотилии предотвратил поджог корабля Его Величества, 5-го или более высокого ранга, получал 40 шиллингов. Стоимость частных судов, нанятых в качестве брандеров или для охраны от брандеров противника и потерянных в результате боевых действий, возмещалась казначейством флота. Как бы то ни было, но размеры этих премий указывают на серьезную необходимость поднятия боевого духа шкиперов частных судов, заметно упавшего после Реставрации по сравнению с тем, каким он был во времена Республики.

       27 апреля и 10 мая, т. е. за четыре дня до сражения при Лоустофте, герцог Йоркский издал дополнительные инструкции с сигналами, приказывающие «всем кораблям вступить в предписанный адмиралом ордер баталии», «другим эскадрам вступить под все паруса, в то время как адмиральский корабль их немного убавляет». Для кораблей в других эскадрах и, наконец, для больших кораблей ранга 4 и выше: Вступить под все паруса по мере возможности вместе с адмиралом и таким образом составить линию». Командиры другой эскадры повторяют сигналы.

       Джулиан Корбетт, а позже и адмирал Ричмонд (Richmond) дали определение приказов, запрещающих преследование отдельных вражеских кораблей, в конце концов включенных в так называемые постоянные походные и боевые инструкции в качестве статьи 21. Это довольно печальный пример формализма, подавляющего личную инициативу капитанов. Адмирал Ричмонд выяснил, как эта обидная статья была воспринята последующими адмиралами. Тогда получается, что первоначальная концепция управления флотом в целях достижения полной победы погрязла в формализме худшего толка, при котором руководство флотом на оборонной территории приоритетом ставит оборону, а не нападение. И такая точка зрения, по-видимому, продержалась в течение длительного периода мира. Однако нет причин осуждать появление этой статьи в первом варианте. Во всяком случае она позволяла организовать флот сравнительно небольшой численности. Но она была совершенно недостаточна для формирования большого флота. Слово формализм можно применить тогда, когда уже существует некий формальный порядок. Нет доказательств того, что обидная статья была написана Джеймсом по советам Пенна. Представление Корбеттом Джеймса и Пенна педантами в противоположность Руперту и Олбемарлу как представителей соперничающей школы сторонников личной инициативы, по-видимому, лишено основания.


       Необходимо видеть различие между написанными на бумаге инструкциями и действительными событиями в морской войне. Боевые инструкции адмиралов времен Реставрации являлись скорее советами: те, кто их сочинял, понимали, что применить их в полной мере в разгар сражения маловероятно. Даже идея большого порядка являлась результатом уже усвоенных приемов и сама по себе была образцом тогдашних тактических методов. По словам Герберта Ричмонда Уимблдона (Wimbledon), Линдси (Lindsey) и Нортумберленд проявили мудрую сдержанность, не настаивая на полном запрещении выхода кораблей из строя для преследования групп или отдельных кораблей противника. Тем самым они расписывались в невозможности чем-либо подкрепить этот запрет.

       Флот времен Реставрации под руководством способных и прогрессивных командиров только начал постепенно осваивать новые тактические приемы, обратившись к опыту сухопутных военачальников. Фиксированный ордер баталии явился важнейшей разработкой в этой области. Даже самые консервативные капитаны обязаны были неукоснительно его придерживаться. Английские адмиралы знали, сколь опасно допустить превращение регулярного боя в серию отдельных стычек и дуэлей между кораблями. Им было известно искушение добиться славы, схватившись с противником на абордаж. Они также осознавали ненадежный характер некоторых своих капитанов и шкиперов торговых судов, которые больше всего заботились о захвате личных призов.

       В 1665 г. из 106 линейных кораблей 19 были арендованными или нанятыми. Многочисленные флоты обоих враждующих сторон было трудно держать сплоченными. Если флот противника начинал распадаться на небольшие группы, а также при повреждениях, неспособности, проявлениях трусости, здравый смысл требовал полной концентрации главных сил для атаки, потопления или повреждения как можно большего количества кораблей и в первую очередь корабля вражеского командующего. В данном случае не может быть никакого сравнения с небольшими, но хорошо обученными эскадрами времен Нельсона.

       Какими были морские сражения Второй и Третьей англо-голландских войн? Помимо воспоминаний и записей в журналах флаг-офицеров, свидетельства о тактических достижениях слишком скудны. Начальники Красной, Белой и Синей эскадр диктовали формы сражения, но и они не могли полностью предотвратить собственное «творчество» своих вице- и контр-адмиралов и удерживать их от дробления сил для поединков небольшими отрядами кораблей. Учитывая значительное различие в огневой мощи отдельных так называемых кораблей, «кораблей линии баталии», неудивительно, что «флагманы» на наиболее сильных кораблях стремились сделаться центрами сражения. Конечно, сознавалась необходимость взаимодействия и особенно оказания помощи кораблям в тяжелом положении. Понимались также необходимость противодействия движениям ближайших кораблей противника и действий для прикрытия и помощи кораблям другой эскадры. Последнее ставилось выше обеспечения своих кораблей. Все это спустя 130 лет вылилось в понятие «взаимопомощи». Но тогда тормозилось тактической анархией даже более, чем тактическим формализмом.

       Тактическая анархия, естественно, снижала эффективность пушечного огня. Контр-адмирал А.Тейлор (Taylor) отметил, что в четырех дневном сражении, произошедшем в следующем году, «флоты в основном сражались при расхождении на контркурсах на расстоянии 200 или более ярдов. Таких галсов в течение трех часов было сделано десять, каждый из них занимал три часа. Английские корабли имели по 40 выстрелов на орудие, и к концу сражения их оставалось меньше десяти. Таким образом, на каждое расхождение приходилось по три выстрела на пушку или по одному выстрелу в час». В дополнение к этим прохождениям вдоль линии вражеских кораблей некоторые группы кораблей или даже целые эскадры прорезали вражеский строй туда и обратно. Но такие маневры, впрочем, в сражениях считались случайными. Понятно, что при этом не могло быть речи о концентрированном огне. Корпуса кораблей хотя и достаточно прочные, но множественные попадания ниже ватерлинии вызывали в них течь. Корабли теряли скорость, маневренность и становились легкой добычей для артиллерии и брандеров. Часто такие корабли выходили из линии и отправлялись на свою базу.




       На военном совете 31 мая 1665 г., т. е. за день до того, как был обнаружен голландский флот, Сэндвич предложил вывести торговые суда которых насчитывалось 24 единицы, из состава боевого флота и составить эскадру с тремя своими флаг-офицерами в качестве командиров. «Таким образом, корабли Королевского флота составят более компактное соединение, занимающее меньшее пространство в море. Оно своей мощью произведет сильнейшее впечатление на противника, сможет оказать больший отпор ему. Меньше будет сказываться малая опытность моряков. Командиры Королевского флота будут полнее и решительнее оказывать помощь друг другу».

       Идея заключалась в том, чтобы освободить линию баталии от нанятых торговых судов и в то же время всю артиллерийскую мощь сосредоточить на королевских кораблях. Идея вполне прогрессивная и понятная морякам. Однако накануне сражения она не была достаточно воспринята.

       Первое сражение 3 июня 1665 г. у Лоустофта выявило большинство тактических недостатков. Сэндвич писал: «Поскольку наш ордер баталии представлял собой линию, то все корабли имели возможность участвовать в сражении и не мешать своим соседям. Но при приведении к ветру и при попытках выйти из-под обстрела противника многие получали повреждения». Четыре английских графа и виконта были убиты в сражении. Всего лишь простое перечисление повреждений показало, как далека была действительность от предположений, содержащихся в инструкциях.




       Тремя месяцами позже — 29 августа 1669г. — Сэндвич, бывший тогда командующим английским флотом, собравшимся в заливе Саутволд, созвал общий военный совет всех капитанов, на котором он пытался убедить присутствовавших в превосходстве англичан в военном и морском деле. Такой вывод он сделал по результатам сражения при Лоустофте. Боевой приказ содержал пять статей:
      1. По возможности держать свое место в строю.
      2. Если что-то мешает выполнить это, капитаны должны занять любое место в строю бортом к неприятелю.
      3. При маневрировании в ходе боя не мешать друг другу, что может привести к поражению.
      4. Если не удастся удержаться в строю, то следует избегать ведения огня по противнику через свои корабли.
      5. Поскольку наш флот смешанный, то до тех пор, пока не одержана решительная победа, захват призов запрещается.

    Приказ по плаванию.
      1.  Избегать повреждений своих кораблей при маневрировании.
      2.  Избегать отрыва от своей эскадры, что влечет предание военному суду.
      3.  Не преследовать противника, если нет приказа адмирала.
      4.  Идти под такими парусами, чтобы быть готовым к немедленному вступлению в бой.

       Сэндвич был реалистом и понимал тщетность грандиозных тактических планов, не поддержанных соответствующим приказом по кораблевождению. Под его командованием находилась армада из 95 боевых кораблей, и было бы совершенно невозможно сформировать линию баталии в виду неприятеля, если бы флот уже не шел в предбоевом линейном порядке.



    Источник информации:http://alex-way.ru
    Категория: История, сражения | Просмотров: 6439 | Добавил: moops | Теги: тактика, Джеймс | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    avatar
    Rambler's Top100